Рост, увеличивающийся на избирательных участках

Несколько тысяч лет назад весьма выгодно было находиться под покровительством людей высокого роста, поскольку их физические данные обеспечивали преимущество в охоте и борьбе с врагом. И хотя в нынешнее время физическая высота человека более не приносит ему столь же значимой пользы, наши мозги приматов все еще цепляются за свое эволюционное прошлое и по-прежнему связывают долговязость с жизненным успехом. Это ошибочное, но глубоко укоренившееся представление разными способами проявляется то здесь, то там.

Психологи Лесли Мартел и Генри Биллер предложили студентам университета оценить психологические и физические особенности мужчин разного роста. Сообщая о результатах этого исследования в своей книге «Рост и статус», они отмечают, что и мужчины, и женщины оценивали мужчин ниже 5 футов и 5 дюймов (1 м и 65 см) как менее спокойных, решительных, Мужественных, успешных и одаренных. Даже наш язык отражает значимость человеческого роста. О том, кого ценят достаточно высоко, мы говорим «большой человек» и смотрим на него снизу вверх.

В сфере любовных отношений и супружества рост тоже имеет значение. Профессор Данбар, психолог-эволюционист из Университета Ливерпуля, и его коллеги проанализировали данные о более чем 4000 здоровых поляков, прошедших обязательный медицинский осмотр между 1983 и 1989 годом, и установили, что бездетные мужчины оказались примерно на три сантиметра ниже, чем имевшие как минимум одного ребенка. Правда, среди тех, кто родился в 1930-х годах, такой зависимости не прослеживается, по мнению Данбара, потому что они вошли в брачный возраст сразу же после Второй мировой войны, когда одинокие мужчины были в дефиците и у женщин оказался не слишком богатый выбор.

Уж тем более представление о высоком мужчине как о носителе всевозможных достоинств бытует у народов, менее затронутых цивилизацией. В 1960-х годах антрополог Томас Грегор из Университета Вандербильта жил среди племени, обитающего в тропических Лесах Центральной Бразилии и известного как мехинаку. У этого народа высокие мужчины считаются привлекательными и уважительно именуются «википеи». Не вышедших ростом насмешливо называют «перитси», и это слово рифмуется с «итси», означающим «пенис». Википеи ассоциируются с богатством, властью, культовыми ритуалами и репродуктивными возможностями. Грегор обнаружил, что чем выше мужчина, тем к более широкому кругу женщин он имеет доступ – так, у трех самых высоких мужчин было столько же любовных связей, сколько у семи коротышек.

А имеет ли рост значение, когда речь заходит о карьере? Похоже, да. В 1940-х годах психологи обнаружили, что высокие продавцы-мужчины добиваются больших успехов, чем их низкорослые коллеги, а исследование 1980 года показало, что более половины главных исполнительных директоров пятисот крупнейших американских компаний, входящих в список, ежегодно публикуемый журналом «Форбс», имели рост не меньше шести футов (6м 83 см).

Более позднее исследование, описанное «Журналом прикладной психологии», доказывает, что, когда дело доходит до зарплаты, значение имеет каждый дюйм. Преподаватель бизнеса Тимоти Джадж из Университета штата Флорида в Гейнсвилле и его коллега Дэниел Кейбл проанализировали результаты четырех крупномасштабных исследований, в ходе которых за респондентами следили на протяжении всей жизни, тщательно наблюдая за характерными особенностями их личности, ростом, умственными способностями и доходами. Сфокусировавшись на зависимости между ростом и заработком, Джадж обнаружил, что каждый дюйм сверх среднего роста соответствует дополнительным 789 долларам к зарплате каждый год. Следовательно, человек, чей рост составляет 6 футов (1 м 83 см), ежегодно зарабатывает на «лишние» 4734 доллара больше, чем его коллега с равными способностями, но ростом 5 футов 5 дюймов (1 м 65 см).

Тщательному обследованию подверглись также и политики. Из сорока трех американских президентов только у пяти рост был ниже среднего, и, кстати сказать, прошло уже более ста лет с тех пор, как избиратели проголосовали за столь же невысокого политика. Это был президент Уильям Мак-Кинли, его рост составлял 5 футов 7 дюймов (1 м 70 см), в должность он вступил в 1896 году и в средствах массовой информации получил прозвище «Малыш». Большинство президентов превышали норму на несколько дюймов. К примеру, Рональд Рейган был ростом 6 футов 1 дюйм (1 м 85 см), а Джордж Бушстарший и Билл Клинтон – 6 футов 2 дюйма (1 м 88 см).

Есть немало свидетельств того, что некоторые кандидаты хорошо осознавали важность роста с точки зрения успеха у избирателей и всячески старались максимально использовать этот фактор в своих интересах. В ходе президентских дебатов 1988 года Джордж Буш-старший, приветствуя демократа Майкла Дукакиса, преувеличенно долго тряс ему руку – сцена, явно срежиссированная республиканским штабом с целью извлечь максимум пользы из того, что их кандидат выше ростом.

Психологическая связь между статусом и ростом работает в обоих направлениях, а именно: мы уверены не только в том, что высокие люди более компетентны, но и что все компетентные люди отличаются высоким ростом. Вот почему многие так удивляются, обнаруживая, что некоторые голливудские звезды ростом ниже среднего. РостДас-тина Хоффмана, к примеру, составляет всего 5 футов 5 дюймов (1 м 66 см), а Мадонны – 5 футов 4 дюйма (I м 62 см). Кстати, целая веб-страница с адресом www.celebheils.com (рубрика: «В стране голливудских пигмеев: карлик в ботинках, увеличивающих рост, – король») посвящена раскрытию информации о настоящем росте знаменитостей, а для большей наглядности там помешены снимки специально подосланных людей с указанием их роста, которые фотографировались рядом со звездами для более точного определения роста последних. Рапф Кейес в книге «Высота вашей жизни» размышляет: почему в кино так много актеров маленького роста. По его мнению, у невысоких людей сильнее потребность в повышении социального статуса, поэтому их так тянет в Голливуд.

И еще один интересный феномен на да иную тему: воспринимаемый рост человека может меняться вместе с его статусом. Первое экспериментальное исследование этого феномена провел психолог Пол Уилсон из Университета штата Квинсленд (Австралия). Уилсон представлял коллегу-преподавателя различным группам студентов, которые этого ученого в лицо не знали. В одном случае Уилсон сообщил аудитории, что этот человек – такой же студент, как и они, в следующий раз представил его лектором, затем – старшим преподавателем и, наконец, профессором. Восприятие студентами роста мужчины менялось одновременно с изменением воспринимаемого статуса. Когда он был просто своим братом студентом, его рост оценили примерно в 5 футов 8 дюймов (1 м 73 см). Однако простое упоминание, что это лектор, прибавило ему дюйм. Его «повышение» до старшего преподавателя привело к тому, что он получил еще один дюйм, а продвижение по служебной лестнице до звания профессора добавило ему роста до 6 футов (1 м 83 см).

Этот феномен прекрасно иллюстрирует и другое исследование, проведенное в начале 1990-х годов Филипом Хайемом и Уильямом Карментом из Университета Мак-Мастера в Канаде. Ученые обратились к избирателям с просьбой оценить рост лидеров трех главных политических партий Канады (Брайана Малруни, Джона Тернера и Эда Бродбента) до и после дня всеобщих выборов. На выборах победил Малруни, набрав в результате опроса лишние полдюйма. Проигравшие Тернер и Бродбент «сократились» примерно на полдюйма и полтора дюйма соответственно.

В свете подобных результатов я заинтересовался: а нельзя ли использовать этот эффект, чтобы оценить воспринимаемый со стороны статус политиков до выборов и предугадать таким образом их исход? В 2001 году мы вместе с Роджером Хайфилдом, научным редактором газеты «Дейли телеграф», провели необычный опрос общественного мнения с политическим уклоном. Располагая представительной выборкой из 1000 респондентов, мы попросили их оценить рост лидеров двух главных политических партий Великобритании. Согласно сведениям из достоверных партийных источников, лидеры лейбористов и консерваторов Тони Блэр и Уильям Хейг на тот момент оба были ростом 6 футов. Однако электорат думал совсем по-другому.

Значительно больше избирателей, выступающих в поддержку лейбористов, чем консерваторов, полагало, что рост Блэра составляет 5 футов 9 дюймов или более. Аналогичным образом большинство сторонников консервативной партии в сравнении с приверженцами лейбористов считали, что у Хейга рост 5 футов 9 дюймов или выше. Другими словами, избиратели воспринимали своих кандидатов более высокими, чем лидеров оппозиции.

А теперь посмотрим, как респонденты в целом, без разделения на партийные пристрастия, оценили рост кандидатов. Тогда как только 35 процентов избирателей считали, что Блэр ниже 5 футов 9 дюймов, что соответствует среднему росту мужчины, 64 процента думали то же самое об

Уильяме Хейге. Следовательно, избиратели воспринимали Блэра как относительно высокого человека, а Хейга как настоящего коротышку. Результат предстоящих выборов выглядел предрешенным: Блэр – безусловный фаворит.

А какие же были реальные итоги выборов 2001 года?

Блестящая победа с огромным перевесом лейбористской партии во главе с Тони Блэром.


Что ты думаешь по этому поводу?

Изображения должны быть включены!