Язык лжи

Ложь изменила ход мировой истории. Общеизвестны лживые заверения, сделанные Адольфом Гитлером британскому премьер-министру Невиллу Чемберлену во время их встречи незадолго до начала войны в сентябре 1938 года. Гитлер втайне готовился вторгнуться Чехословакию и поэтому изо всех сил старался помешать этой стране мобилизовать свои силы. Поэтому он заявил Чемберлену, что у него и в мыслях нет нападать на Чехословакию, и британский лидер поверил ему. Через несколько дней после этой встречи Чемберлен писал сестре, что Гитлер – «человек, на которого можно положиться, если он дал слово». Британский премьер был настолько убежден в честности фюрера, что уговаривал правительство в Праге не объявлять мобилизацию своих войск, опасаясь, что подобные действия будут провоцировать немцев. Последующее наступление Германии принесло ей быструю победу над плохо подготовленными чехословацкими войсками и привело ко Второй мировой войне. Мир сейчас мог быть совершенно иным, если бы Чемберлен сумел распознать, что Гитлер лжет во время их роковой встречи.

Однако мировые лидеры отнюдь не единственные люди, которым лгут и которые лгут сами. Обман настигает всех и каждого из нас. Несколько лет назад я проводил – в сотрудничестве с британской газетой «Дейли телеграф» – общенациональное исследование феномена лжи. Лишь восемь процентов респондентов заявили, что никогда не лгали, да и то я подозреваю, что большинство из них не смогли заставить себя сказать правду даже в рамках анонимного опроса.

Во время другого опыта от участников требовалось в течение двух недель вести в дневнике подробные записи каждого разговора, в котором они участвовали, и всей неправды, которую им случалось высказывать. Результаты показывают, что большинство людей в среднем дважды в день участвуют в серьезном обмане, в трети разговоров лгут в той или иной форме, четыре из пяти случаев лжи остаются необнаруженными, свыше 80 процентов респондентов безбожно врали, чтобы получить работу (причем многие из них считают, что наниматели не ждут от соискателей вакансии правдивой информации), и более 60 процентов населения хотя бы раз изменяли своим партнерам.

Асами-то вы искусный враль? Большинство людей ответит «да», но в действительности далеко не все умеют своим ближним уверенно вешать лапшу на уши. Кстати сказать, есть очень простой способ определить свою способность к вранью. В сущности, вы им уже воспользовались.

В начале этой книги я попросил вас мысленно написать букву «Q» (как обозначение причудологии) (Quirkology по англ.) у себя на лбу. Если тогда вы этого не сделали, пожалуйста, сделайте сейчас. Большим пальцем ведущей руки просто возьмите и нарисуйте на лбу заглавную букву «Q». Одни направляют се хвостик вправо и поэтому могут, допустим, глядя в зеркало, уверенно сказать, что это действительно буква «Q». Другие рисуют ее хвостиком влево, и она выглядит правильно написанной только для человека, находящегося напротив. Этот незамысловатый тест позволяет оценить личность в плане так называемого «самомониторинга». Хорошие «самомониторы» рисуют букву «Q» для своих собеседников, а плохие – для себя. Но какое отношение этот тест имеет к феномену лжи? А вот какое: для хороших самомониторов очень важно то, как их воспринимают другие. Они счастливы, находясь в центре внимания, способны легко адаптировать свое поведение к требованиям ситуации и весьма ловко манипулируют впечатлением, которое производят на окружающих. А значит, они, как правило, бывают хорошими лжецами. Люди с низкой степенью самомониторинга, напротив, проявляют себя в разных ситуациях как «один и тот же человек». Их поведением больше управляют собственные эмоции и интересы, и они крайне мало думают о своем воздействии на тех, кто их окружает.

Я очень часто предлагал разным людям пройти этот забавный тест и со временем заметил, что есть среди них такие (хотя и немного), кто, уяснив суть испытания, быстренько убеждают себя, что они нарисовали хвостик в букве «Q» совсем не в ту сторону, в какую хотели. Подобные индивидуумы склонны игнорировать очевидность и часто извращают факты, пытаясь соответствовать той личности, какой они хотели бы стать. Выходит, что данный тест служит индикатором не только того, насколько ловко вы обманываете других, но и себя.

В подавляющем большинстве работ по психологии обмана не уделялось особого внимания типам лжецов, в основном исследования концентрировались на способе распознавания лжи. Могут ли люди обнаружить обман? Какие признаки выдают ложь? Можноли научить людей лучше ее распознавать?

Вскоре после занятия должности в Университете графства Хартфордшир в 1994 году я получил довольно любопытное сообщение по электронной почте, разосланное преподавателям и научным сотрудникам высших учебных заведений по всей Великобритании. В послании говорилось, что в связи с приближающимся общенациональным праздником науки представляется возможность осуществить крупномасштабный эксперимент. Он может охватить многомиллионную аудиторию, поскольку его проведение намечается в прямом эфире одной из лучших научных программ Би-би-си «Мир завтрашнего дня». Электронное обращение заканчивалось просьбой предлагать идеи для эксперимента. Я подумал, что было бы интересно протестировать навыки распознавания лжи у всей страны, и порекомендовал пригласить на телепередачу нескольких политиков: те должны были соврать или сказать правду непосредственно во время программы, а публика попробовала бы «вычислить» ложь. Таким образом, рассуждал я, появится возможность научными методами установить, какая партия имеет в своих рядах лучших лжецов. Несколько недель спустя я с восторгом узнал, что было выбрано именно мое предложение, и я начал настраиваться на это исследование.

После множества телефонных звонков ситуация наконец прояснилась: политики высказались против участия в программе, по-видимому, потому, что были жуткими лжецами. Мы решили поискать авторитетную замену и в конце концов пригласили легендарного тележурналиста, виртуоза в области политическою интервью, сэра Робина Дэя, быть нашим «подопытным кроликом». Сэр Робин Дэй был для Бибиси тем же, чем Уолтер Кропкайт для Си-би-эс. Его умение проникать в самую суть явлений и острый стиль интервьюирования политиков создали ему репутацию одной из наиболее достойных доверия фигур на британском телевидении и послужили основанием для награждения титулом «Великий инквизитор». Мы пришли в неописуемый восторг, когда сэр Робин принял наше предложение.

Сценарий эксперимента был прост: я буду беседовать с сэром Робином дважды и в каждом интервью попрошу его описать любимый фильм. Один раз ему надо говорить только правду и ничего, кроме правды, а еще один раз – наврать с три короба. Затем мы намеревались показать оба интервью по телевизору и посмотреть, сумеют ли зрители определить, в каком содержится ложь.

Би-би-си откомандировала в проект молодого талантливого режиссера Саймона Сингха, перу которого принадлежат несколько научно-популярных произведений, включая такие, как «Последняя теорема Ферма» и «Шифровальная книга». Впоследствии мы много лет проработали вместе над реализацией нескольких интересных проектов, но впервые встретились в холле крупного лондонского отеля, чтобы заснять на кинопленку «правдивое» и «лживое» интервью сэра Робина.

Едва мы успели установить камеру, как дверь распахнулась и в холл быстрым шагом вошел сэр Робин. Очки в толстой оправе и цветастый галстук-бабочка служили ему своего рода опознавательным знаком, лишая всякой необходимости выяснять, кто находится перед вами. Усаживаясь перед камерой, он, похоже, немного нервничал, ведь ему предстояло не расспрашивать собеседника, как обычно, а отвечать на наши вопросы.

Я начал первое интервью.

Ричард Вайзман: Итак, сэр Робин, какой ваш любимый фильм?

Сэр Робин: «Унесенные ветром». Ричард Вайзман: А почему?

Сэр Робин: Ну, в общем… это… это ведь классика. Яркие характеры, сам Кларк Гейбл – звезда первой величины. Великая актриса – Вивьен Ли. Все очень трогательно.

Ричард Вайзман: Какой ваши любимый персонаж?

Сэр Робин: О, конечно же, тот, которого играет Гейбл.

Ричард Вайзман: Сколько раз вы смотрели этот фильм?

Сэр Робин: Я видела его что-то около… (пауза)… раз, наверное, шесть.

Ричард Вайзман: А когда вы смотрели его в первый раз?

Сэр Робин: Я видела его, когда он только вышел на экраны, кажется, в 1939 году.

Как только мы закончили, я приступил ко второму интервью.

Ричард Вайзман: Итак, сэр Робин, какой ваш любимый фильм?

Сэр Робин: Ну… (пауза)… э-э-э… «Некоторые любят погорячее».

Ричард Вайзман: А почему он вам так нравится?

Сэр Робин: Ну, потому что он каждый раз, когда я его смотрю, становится все смешнее. Там много всяких штучек, которые я так люблю, и с каждым разом я обожаю их все больше.

Ричард Вайзман: Какой ваш любимый герой?

Сэр Робин: О-о, я думаю, тот, которого играет Тони Кертис. Он такой симпатичный… (короткая пауза)… и остроумный, и он так хорошо пародирует Кэри Гранта, а еще он так смешно сопротивляется, когда Мэрилин Монро пытается его соблазнить.

Ричард Вайзман: А когда вы смотрели его в первый раз?

Сэр Робин: По-моему, я видел этот фильм во время его первого выхода на экраны, но я забыл, когда точно это было.

И где, господа, по-вашему, ложь?

Несколько недель спустя эксперимент продолжался в прямом эфире программы «Мир завтрашнего дня». Вначале мы показали два интервью и попросили телезрителей определить, в каком из них содержится ложь, и зарегистрировать свое мнение, позвонив по одному из указанных телефонов. Попытка проведения такого эксперимента была предпринята впервые, и мы с Саймоном понятия не имели, откликнутся ли люди на нашу просьбу. Как оказалось, нам не стоило беспокоиться: за считанные минуты мы получили больше тридцать тысяч звонков.

Как только телефонные линии перестали работать, мы тут же приступили к анализу результатов. 52 процента зрителей решили, что сэр Робин врал насчет «Унесенных ветром», тогда как 48 процентов проголосовали за «Некоторые любят погорячее» («В джазе только девушки»). А потом мы показали телезрителям короткий клип, в котором я допытываюсь у сэра Робина, действительно ли ему нравится фильм «Унесенные ветром». Его ответ был краток и предельно конкретен: «О Господи, ну конечно же, нет! Скукотища смертная. Я засыпаю всякий раз, когда смотрю эту картину». В конце программы мы обнародовали полученные результаты и сделали вывод: умение широких зрительских масс выявлять обман почти не превышает уровень случайного угадывания.

Конечно, на то можно было бы возразить, что сэр Робин – весьма искусный лжец и что в повседневной жизни люди гораздо лучше распознают ложь. Но чтобы выяснить, так ли это, пришлось бы провести массу экспериментов с участием респондентов самых разных типов, лгущих и говорящих правду по поводу широчайшего круга вопросов. Архитектурное дело, но именно им на протяжении последних 30 лет и занималась горстка одержимых своей работой психологов. Люди в их опытах посещали выставки картин и говорили неправду о своих любимых полотнах, крали деньги из бумажника, а затем отпирались от этой кражи, нахваливали продукты, которые им активно не нравятся, и смотрели фильмы, живописующие ампутации, пытаясь убедить других, что созерцают успокаивающую пляжную сцену. Изучалось поведение продавцов, покупателей, студентов, наркоманов и преступников в то время, когда они лгут. Я в рамках этой работы демонстрировал зрителям видеозаписи, в которых люди настойчиво призывали предоставить информацию о человеке, подозреваемом в убийстве, а позднее сами сознавались в содеянном и были признаны виновными в этом преступлении.

Результаты во всех случаях оказались на удивление похожими: когда речь заходит о выявлении лжи, зрители чаще всего определяются в этом вопросе, просто подбрасывая монету. Так поступают практически все – мужчины и женщины, старики и юноши, ибо очень немногие способны обнаружить обман.

Как показывают полученные данные, мы не можем даже определить, когда наши партнеры не слишком с нами откровенны. Особенно это касается тех пар, которых долгое время связывают любовные узы. Некоторые исследователи полагают, что в длительных союзах партнеры очень часто не расходятся именно потому, что не могут уличить друг друга во лжи.

Но и другие категории граждан недалеко от них ушли. Психолог Пол Экман из Калифорнийского университета в Сан-Диего прокрутил несколько видеофильмов о лжецах и «правдолюбах» разным группам экспертов, куда входили операторы детектора лжи, следователи по делам о разбоях и грабежах, судьи и психиатры, и предложил им попытаться выявить лгунов. Все старались, как могли, но никто не сумел превысить уровень случайного попадания.

Итак, вопрос: почему абсолютное большинство людей так легко обмануть? Ответ содержится, в частности, в работах профессора Чарльза Бонда из Христианского университета штата Техас, который провел несколько социологических изысканий с целью изучения различных типов поведения, ассоциирующихся у людей с ложью. Для проведения своего самого массового эксперимента он в отличие от многих американских исследователей в области психологии задействовал не сотню-другую студентов из университетов США, а несколько тысяч человек из разных социальных слоев из более чем 60 стран. Бонд просил респондентов рассказать, как они определяют, говорит их собеседник неправду или нет. Ответы оказались на удивление типовыми. Почти все жители планеты от Алжира до Аргентины, от Германии до Ганы и от Пакистана до Парагвая полагают, что лжецы обычно отводят глаза, что-нибудь нервно крутят в пальцах и ерзают на стульях.

Это мнение, однако, не подтверждается результатами экспериментов. Исследователи провели множество часов за компьютерами, скрупулезно просматривая видеозаписи, где разные люди давали ложные и правдивые сведения. Наблюдатели высматривали конкретную поведенческую реакцию, например: улыбку, моргание или какой-либо жест. Каждый раз, обнаружив нечто в этом роде, они заносили этот эпизод в компьютер. Для анализа одной минуты отснятого видеоматериала требуется около часа, но полученная в результате информация позволила исследователям выявить различия в поведении тех, кто говорит правду, и тех, кто лжет. Результаты весьма поучительны. Лжецы не реже «правдолюбов» смотрят вам в глаза, их руки не пребывают в постоянном нервном движении, и они не ерзают на месте (скорее, наоборот, они даже несколько менее подвижны). Людям не удается распознать ложь, потому что они основывают свое мнение на формах поведения, которые на самом деле не связаны с обманом.

Но что же все-таки выдает лжеца? По каким признакам можно отличить обман? Ответ на этот вопрос, по-видимому, надо искать в словах, которыми мы пользуемся, и в манере их произнесения. Когда дело доходит до лжи, то чем больше вы говорите, тем больше вероятность того, что вас поймают на слове. Именно поэтому лжецы менее разговорчивы и более скупы на подробности, чем правдивые люди.

Вспомните расшифровки интервью с сэром Робином. В его лжи относительно «Унесенных ветром» примерно в два раза меньше слов, чем в правде о фильме «Некоторые любят погорячее». А теперь сравните количество подробностей, приведенных в этих интервью. В первом – сэр Робин дает чрезвычайно общую характеристику фильма, просто констатируя, что это классика с потрясающими характерами. Когда он сообщает нам правду, то приводит гораздо больше подробностей, упоминая, в частности, сцену, в которой герой кинокартины пытается сопротивляться соблазняющей его Мэрилин Монро.

Что же касается языка лжи, то здесь некоторые его признаки лежат на поверхности. Лжецы стараются психологически отмежеваться от собственного вранья и потому, когда говорят неправду, редко упоминают о себе и своих чувствах.

И опять «показания» сэра Робина служат яркой тому иллюстрацией. Когда он лжет, то повторяет местоимение «я» всего дважды, а когда говорит правду, «я» в его речи появляется семь раз. В беседе на тему «Унесенных ветром» сэр Робин только один раз упоминает о своих переживаниях в связи с этим фильмом («все очень трогательно»), а когда мы обсуждали ленту «Некоторые любят погорячее», он семь раз затронул сферу чувств («он с каждым разом становится все смешнее», «там много всяких штучек, которые я так люблю», «Кертис… такой симпатичный… и остроумный»).

Кроме того, существует еще и такой фактор, как забывание. Представьте себе, что некто задает вам ряд вопросов о том, что выделали на прошлой неделе. Вполне вероятно, что вы не сумеете вспомнить многие несущественные подробности и, будучи честным человеком, спокойно признаетесь, что память вас подвела. Лжецы обычно стараются таких признаний избежать, и, если речь идет о какой-то не слишком важной информации, они словно приводят в действие сверхмощные запоминающие устройства и подчас «воскрешают в памяти» мельчайшие детали событий.

Именно об этом и свидетельствуют оба интервью с сэром Робином. Только раз за передачу он признается, что не может вспомнить некую частность (о том, когда впервые посмотрел свой любимый фильм «Некоторые любят погорячее»), и именно в том интервью, где говорит правду.

Исследователям еще только предстоит точно установить, почему поведение лжеца часто вводит в заблуждение, а его язык оказывается таким изобличающим. Согласно одной из теорий, зрительный контакт и движения рук легко контролировать, поэтому лжецы умеют использовать это обстоятельство, чтобы произвести на собеседника желаемое впечатление. И наоборот, контролировать во время разговора и слова, которые мы употребляем, и их произношение намного труднее, а посему речевая деятельность человека служит гораздо более надежным свидетельством правды, чем некие элементы его поведения.

Но какие бы объяснения данному факту не приводили психоаналитики, можно уверенно констатировать, что ключи к раскрытию обмана дают произнесенные человеком слова. Когда же людям удается лучше распознавать ложь: слушая вруна или просто читая распечатку его речи? Тут мне, пожалуй, следует признаться в собственном небольшом обмане: я не рассказал вам всей правды об эксперименте с сэром Робином. Подобно всем хорошим обманщикам, я на самом деле не лгал вам, а всего лишь опустил кое-какую важную информацию.


Что ты думаешь по этому поводу?

Изображения должны быть включены!