Юмор полушарий

Ученые не славятся чувством юмора. Тем не менее, проводя эксперимент, мы сочли уместным обратиться к некоторым наиболее известным британским ученым и авторам научных книг и попросить их поделиться с «Лабораторией юмора» своими любимыми шутками. Все они оказались любезными людьми, и мы получили собственноручный продукт умов

Соединенного Королевства, включая директора Королевского института баронессу Сьюзен Гринфилд; планетолога и научного руководителя злополучного проекта посадочного модуля для Марса «Бигль» профессора Колина Пиллингера; биолога-эволюциониста профессора Стива Джойса и автора научно-популярных бестселлеров доктора Саймона Сингха.

Победителем в категории «Лучший анекдот, присланный известным ученым или писателем, пишущим на научные темы» оказался материал лауреата Нобелевской премии профессора химии сэра Гарри Крото. Широкую известность Крото принесла работа в составе коллектива специалистов, открывших новую форму углерода. А вот его характеристика самого себя как приверженца четырех «религий» – гуманизма, атеизма, всепрощающего интернационализма и юморизма – известна далеко не так широко.

Возможно, эта последняя «религия» и обеспечила ему преимущество перед собратьями учеными, а победу принес довольно-таки избитый анекдот:

Идет мужчина по улице, встречает другого с огромной собакой и спрашивает: «Ваша собака кусается?» Тот отвечает: «Нет, моя не кусается». Первый гладит собаку, она вцепляется ему в руку, и он орет: «Караул! Вы же сказали, что ваша собака не кусается!» Второй в ответ: «Но это не моя собака».

Короче говоря, анекдоты, полученные нами от ученых, нельзя назвать очень удачными. Фактически они вошли в последнюю по рейтингу треть всех присланных нам шуток, и даже вышеприведенный шедевр сэра Гарри Крото превзошел всего лишь 45 процентов от общего числа анекдотов.
«Лаборатория юмора» собрала массу шуток на эту тему. Однако в нее попали несколько анекдотов, действительно сочиненные компьютером.

Мы также рассмотрели еще один источник юмора – компьютеры. Несколько лет назад доктора Грэхем Ритчи и Ким Бинстед создали компьютерную программу, способную производить анекдоты. Нам очень хотелось выяснить, чьи анекдоты – компьютерные или сочиненные людьми – смешнее, и мы ввели несколько лучших компьютерных произведений в «Лабораторию юмора», и надо сказать, что оценки большинства из них оказались в числе самых низких.

Анекдот может быть построен по разном моделям, но, возможно, самая распространенная из них основана на нелепости ситуации. Мы смеемся над теми вещами, которые кажутся нам несуразными. Ведь и вправду очень смешно, когда клоуны ходят в огромных ботинках (особенно если они не на сцене), когда у кого-то несоразмерно большой нос или когда политики говорят правду. Точно так же многие анекдоты вызывают смех, когда их персонажи действуют вопреки нашим ожиданиям: медведь заходит в бар, а животные и растения начинают говорить.

Часто анекдоты построены на несоответствии между затравкой и концовкой. Например:
Два волка подходят к козлу. Один поворачивается к другому и спрашивает: «Ты умеешь им управлять?»
Начало говорит нам о том, что два волка нашли себе добычу, а концовка вызывает удивление: почему, собственно, волк должен уметь управлять козлом? Но вдруг мы вспоминаем, что слово «козел» имеет два значения, и наконец догадываемся, что волки подошли к «газику», автомобилю. Ученые называют это «разрешением несообразности». Мы разрешаем несообразность, создаваемую концовкой, и возникающее при этом внезапное чувство удивления заставляет нас рассмеяться.
А что происходит в головном мозге человека, когда он смеется над анекдотами? Команда, работавшая в проекте «Лаборатория юмора», поставила себе целью это выяснить. В помощь всем нам я пригласил невролога из Кембриджского университета доктора Адриана Оуэда. Доктора Оуэна я выбрал по двум причинам: во-первых, он считался одним из ведущих в мире специалистов по визуализации головного мозга, а во-вторых, мы когда-то вместе изучали психологию в университете, играли в магическом шоу под названием «Бесстрашный капитан» во время летних каникул и до сих пор остались хорошими друзьями. Он, в свою очередь, обратился к профессору Стиву Уильямсу из Института психиатрии, и они с помощью магнитно-резонансной томографии принялись изучать, что происходит внутри мозга, когда человек смеется над некоторыми образчиками продукции нашего проекта.

Кстати сказать, сканирование головного мозга используется для исследования самых разнообразных психологических процессов. Один из моих любимых экспериментов по изучению симулирования женского оргазма провел профессор Герт Холстеге из Университета города Гронингена (Нидерланды). В процессе исследования женщину, голова у которой находилась в сканере, партнер возбуждал с помощью рук, чтобы она испытала настоящий оргазм, а потом даму просят его симулировать. Сравнение двух сканограмм показало, что симуляция связана с работой определенных отделов головного мозга. Исследователи также обнаружили, что у многих пар ничего не получилось, потому что у них были холодные ноги. Но когда некоторым из них выдали теплые носки, то 80 процентов респондентов сумели достичь оргазма в сравнении с 50-ю процентами «безносочников».

Для получения своих сканограмм мы использовали более простой метод, хотя и у нас были некоторые сложности. Чтобы провести опыт надлежащим образом, нам следовало очень аккуратно и точно разместить головы респондентов внутри сканера стоимостью в миллион фунтов, после чего им давали прочитывать анекдоты, получившие самый высокий рейтинг. В итоге удалось установить, что левое полушарие мозга играет главную роль в усвоении затравки анекдота («Два волка подходят к козлу»), а небольшой участок правого полушария отвечает за то, что ситуацию можно рассмотреть совсем с иной, часто сюрреалистической, точки зрения (Один поворачивается к другому и спрашивает: «Ты умеешь им управлять?»), то есть он занимается идентификацией юмора. Одна из полученных сканограмм показана ниже. На ней ясно видны две зоны в левом полушарии мозга, которые активизировались в процессе того, как респондент читал начальные фразы анекдотов из нашего проекта.

Наша работа стала основой для другого исследования, установившего, что люди с повреждениями правого полушария головного мозга хуже понимают анекдоты и не видят в жизни ничего смешного. Прочитайте приведенную ниже «затравку» анекдота и три возможные «концовки» и проверьте, сумеете ли вы сделать правильный выбор.
На запруженной народом площади мужчина подходит к даме: «Простите, вы, случайно, не видели где-нибудь поблизости полицейского?» – «Сожалею, но я не видела здесь ни одного полицейского за последние сто лет», – отвечает женщина.
Потенциальные концовки этого анекдота выглядят так: а) «Ну тогда гони часы и ожерелье», б) «Вот оно что! в) «Мой любимый вид спорта – бейсбол».

Правильная концовка – первая. Вторая подходит по смыслу, но не выглядит смешной. А третья – бессмысленная и несмешная. Люди с поражением правого полушария обычно выбирали третий вариант концовки гораздо чаще, чем те, у кого мозг не имел никаких повреждений. Похоже, такие больные понимают, что финал анекдота должен быть неожиданным, но не осознают, что выбранный ими вариант смешным назвать Трудно. Интересно, что они по-прежнему находят забавными низкосортные балаганные комедии: эти люди потеряли не чувство юмора вообще, а скорее способность понимать, почему одни несообразности бывают смешными, а другие – нет.

Некоторые исследователи, занимавшиеся проблемой юмора «полушарий», описывают их функции таким образом: «Левое полушарие радостно реагирует на каламбуры Граучо, правое развлекается кривляньем Харпо, только оба полушария вместе способны оценить по достоинству номер братьев Маркс в целом»». На что журналист Тэд Френд в статье о «Лаборатории юмора» в газете «Нью-йоркер» сухо заметил: по-видимому, ни одно полушарие не находит Чико смешным.


Что ты думаешь по этому поводу?

Изображения должны быть включены!