Жизнь в большом городе

Разновидностью изобретенного Милгрэмом метода разбрасывания конвертов воспользовался Роберт Левин из Университета штата Калифорния, намереваясь оценить доброту в мировом масштабе.
Вначале работа Левина сводилась к исследованию, насколько охотно люди приходят на помощь, в 36 самых разных по площади и населению городах Америки. Левин и его команда раскладывали проштемпелеванные конверты с адресами на ветровых стеклах выбранных наугад машин, припаркованных у торговых центров, вместе с написанной аккуратным почерком запиской, в которой сообщалось: «Я нашел это рядом с вашей машиной».

Эта проверка готовности прийти на помощь дополнялась еще несколькими тестами. К примеру, экспериментаторы роняли авторучки, идя впереди случайно выбранных прохожих, и подсчитывали, сколько человек поднимет оброненные предметы и сколько вернет их исследователям. Или совершенно здоровый участник опыта цеплял на ногу большой протез и стоял на улице, пытаясь поднять связку журналов, которую он уронил, а в это время спрятавшийся в тайнике другой экспериментатор наблюдал за реакцией прохожих.

Еще один исследователь надевал темные очки, брал в руки белую тросточку и записывал, сколько прохожих помогли ему перейти через оживленную улицу.
Левин потратил немало времени и сил, чтобы придать своим испытаниям как можно более научный характер. В опытах с упавшей ручкой исследователи шли с одной и той же скоростью (1,5 шага в секунду) и выбирали респондента, идущего обязательно навстречу; движение, во время которого рука опускается в карман и затем роняет ручку, заранее хорошо отрепетировано, чтобы выглядеть совершенно естественным.

В тех опытах, когда исследователи изображали слепых, они вставали на углах улиц, где имелись «пешеходные переходы, светофоры и устойчивый поток пешеходов»; выходя к переходу именно в тот момент, когда загорался зеленый сигнал светофора, экспериментатор незаметно включал секундомер, чтобы определить, сколько времени пройдет до тех пор, пока кто-нибудь поможет ему перейти улицу.

В итоге оказалось, что люди в маленьких городах на юго-востоке страны отличаются наибольшей готовностью оказать помощь, а наименее охотно помогают жители мегаполисов на северо-востоке. На первое место в списке «охотно помогающих» оказался Рочестер (в западной части штата Нью-Йорк); близкое к нему второе место занял Хьюстон, штат Техас; на третьем месте расположился Нэш-вилл, столица штата Теннесси, и на четвертом – Мемфис, штат Теннесси. Минимальную охоту прийти на помощь проявили жители Паттерсона, штат Нью-Джерси; на втором и третьем местах – Нью-Йорк и Лос-Анджелес соответственно.

Но особенно интересными оказались результаты эксперимента с «потерянным письмом». В Нью-Йорке письма подчас возвращались с сердитыми и даже оскорбительными комментариями, небрежно нацарапанными на конвертах.
Вот как описывает это сам Левин в своей книге «География времени»: «Из Нью-Йорка я получил вскрытый и порванный конверт, а на задней стороне письма так называемый «помощник» накарябал по-испански: “Hijo de puta irresposable”, – что в переводе звучит как крайне похабное оскорбление в адрес моей матери. Ниже была приписка по-английски: “А пошел ты!..”»
В Рочестере все было по-другому. Один анонимный добрый самаритянин написал очень любезную записку, приложив ее к потерянному письму и добавив в постскриптуме, что это похоже на исследование Милгрэма по изучению эффекта «мир тесен». На конверте красовался вопрос, адресованный Левину: «Не состоите ли вы в родстве с кем-нибудь из Левинов в Нью-Джерси или на Лонг-Айленде?»

Упоенные успехом своего общенационального исследования, Левин и его коллеги решили 1зыйти на глобальный уровень. Они проехались по всему миру, посетив столицы двадцати трех стран. Экспериментаторы обронили больше 400 ручек, пристегивали ножные протезы больше 500 раз и «посеяли» около 800 писем.

Метод потерянных писем временами давал серьезные сбои. В Тель-Авиве, например, свертки и письма, лежащие на земле или помещенные на лобовое стекло автомобилей, часто ассоциируются с бомбами, и поэтому почти все обходили конверты стороной. В Сальвадоре лежащие на улице письма вызывали подозрение, поскольку в этом городе они часто являются частью известной аферы: профессиональный мошенник «роняет» письмо, ждет, когда его кто-нибудь поднимет, и начинает требовать с этого человека деньги, которые, мол, были в потерянном конверте, а теперь исчезли. В некоторых странах нет почтовых ящиков или, как в Албании, не имеется надежной почтовой системы.

Однако, несмотря на все трудности, исследователи упорно добивались своей цели, и в конце концов международный тест на содействие ближнему был признан состоявшимся.
Хорошие результаты показала Латинская Америка. Список городов мира, в которых люди с величайшей готовностью приходят на помощь, возглавили Рио-де-Жанейро (Бразилия) и Сан-Хосе (Коста-Рика). Третьим в этом списке оказался Лилонгве (Малави) в Африке. Сингапур (Сингапур), Нью-Йорк (Америка) и Куала-Лумпур (Малайзия) разделили между собой последние три места.

Различия в результатах, показанных лидерами и аутсайдерами, выглядят достаточно существенными. В Рио-де-Жанейро и Лилонгве «слепым» обязательно помогали перейти дорогу, тогда как в Сингапуре и Куала-Лумпуре им не удалось перебраться на ту сторону улицы в 50 процентах случаев. В Сан-Хосе 95 процентов жителей-респондентов подняли упавшие журналы и передали их экспериментатору с пристегнутым протезом. В Нью-Йорке этот показатель составил 28 процентов.

Глубже изучив собранные данные, Левин и его коллеги обнаружили, что более высокая плотность населения обусловливает меньшую готовность прийти на помощь. Откуда же взялась такая странная зависимость? По мнению Милгрэма, жители мегаполисов постоянно испытывают «сенсорную перегрузку». Они непрерывно находятся под градом информации, исходящей от других людей, мобильных телефонов, прессы, рекламы и т.д. А в результате с ними происходит то, что случается со всеми системами, получившими слишком большой объем информации: они устанавливают приоритеты и тратят меньше времени на различные источники, состязающиеся за их внимание.

Именно поэтому, считал Милгрэм, житель мегаполиса проходит мимо тех, кто нуждается в помощи, и надеется, что им посодействует кто-то другой. В результате создается парадокс: от одиночества больше всего страдают в многонаселенных городах.
А Левина заинтересовала еще и такая проблема: как влияет темп жизни в городе на характер его жителей?


Что ты думаешь по этому поводу?

Изображения должны быть включены!